Татьяна Анатольевна Бархатова, Швеция. Клинический    психолог, Психодрама-терапевт, основатель программы «Стройность без проблем».

 

Пищевая зависимость – лень, болезнь или спасение от реальности?

Одной из значимых задач в изучении личности и деятельности человека, на данный момент, является организация здорового образа жизни. Это связано с тем, что благосостояние всего общества и каждого отдельного субъекта во многом зависит от степени его продуктивности, активности, его готовности проявлять творчество и проектировать позитивную жизненную стратегию. К сожалению, процесс развития человека, как субъекта жизнедеятельности, сопровождается целым рядом факторов риска. К факторам, которые оказывают негативное влияние на психоэмоциональное состояние человека, относится отсутствие навыков ведения здорового образа жизни: «неправильное» с точки зрения диетологии питание, низкий уровень двигательной активности, - следствием чего являются различные заболевания. И здесь, в первую очередь, необходимо вести речь об ожирении.

В большинстве развитых стран Европы от 15 до 25% взрослого населения страдает ожирением. ВОЗ рассматривает ожирение как глобальную эпидемию, охватывающую миллионы людей. Избыточный вес и ожирение по значимости являются пятым в мире фактором риска смерти. Ожирение уменьшает продолжительность жизни при небольшом избытке веса в среднем от 3-5 лет, при выраженном ожирении до 15 лет. В результате избыточного веса и ожирения 2,8 миллиона взрослых людей ежегодно умирают. Часто развиваются тяжелые сопутствующие заболевания. К ним можно отнести: артериальную гипертонию, сахарный диабет 2 типа, атеросклероз и связанные с ним заболевания, репродуктивную дисфункцию, остеохондроз, желчекаменную болезнь. Ожирение снижает устойчивость к инфекционным и простудным заболеваниям, кроме того, резко увеличивает риск осложнений при травме и оперативных вмешательствах. В настоящее время в России наблюдается неуклонный рост больных ожирением. 

Проблема самочувствия лиц, страдающих избыточным весом и ожирением, в современном обществе является достаточно актуальной, массовой и социально-значимой. Современное общество провоцирует непреднамеренное ожирение у своих граждан, способствуя потреблению высококалорийной пищи с большим содержанием жиров, и одновременно, стимулируя малоподвижный образ жизни, благодаря техническому прогрессу. Эти техногенные и социальные факторы способствуют росту распространенности ожирения в последние десятилетия. Всемирная Организация Здравоохранения пришла к заключению, что основной причиной эпидемии ожирения в мире стал недостаток спонтанной и трудовой физической активности населения в сочетании с чрезмерным потреблением высококалорийной жирной пищи, отсутствие культуры питания.

Так же ожирение - это колоссальная социальная проблема. Большинство этих лиц страдают не только от болезней и ограничения подвижности; чаще всего они заедают свои внутренние психологические проблемы. Они имеют низкую самооценку, негативное самоотношение, им свойственно предпочтение неконструктивных копинг-стратегий (избегание и дистанцирование), робость, самокритичность, зависимость, неуверенность в себе и собственной социальной привлекательности, преобладание отрицательных эмоций над положительными. Кроме этого, им свойственна большая неудовлетворенность их личной и семейной жизнью.

Часто их сопровождает депрессия, эмоциональный дистресс и другие психологические проблемы, обусловленные предубеждением, дискриминацией и изоляцией, существующими по отношению к ним в социуме. В обществе отношение к больным с ожирением зачастую неадекватное, на бытовом уровне считается, что ожирение - это лень, чревоугодие. Действительно, общественное сознание еще далеко от представлений, что полные люди - это больные люди.

Лица, страдающие выраженным ожирением, с трудом могут найти себе работу. Многие работодатели хотят видеть своими сотрудниками привлекательных, худеньких, энергичных людей. Тучные люди испытывают дискриминационные ограничения при продвижении по службе. Испытывают повседневные бытовые неудобства: ограничения и неудобства при передвижении, в выборе одежды, в проведении адекватных гигиенических мероприятий; зачастую наблюдаются сексуальные расстройства и комплексы.

Неоднозначность в клинической оценке основных форм нарушений пищевого поведения сохраняется до настоящего времени (Крылов В. И., 1995; Красноперова Н. Ю., 2001; Коркина М. В., Кислова Е. К., 2004; Федорова И. И., 2007; Fichter M. M., Quadflieg N., 2007; Wilfley D. E. et al., 2007).

Привлекает внимание наличие разных мнений специалистов о нозологической квалификации, определении своего места нарушению пищевого поведения в группах пограничных психических заболеваний. Одни относят к классическим формам психогенных заболеваний: реактивным состояниям (Н.А. Азеркович, К.А. Новлянская, Г.Е. Сухарева). Для которых характерна непосредственная связь причины - психотравмирующих переживаний и следствия - развития психических нарушений. В.Н. Мясищев, Б.Д. Карвасарский, В.В. Ковалев относят нервную анорексию к классическим формам неврозов. При этом они под неврозом понимают психогенное, конфликтогенное психическое заболевание, возникающее в результате нарушения особо значимых отношений личности. Нервная анорексия в исследованиях Карвасарского Б.Д. рассматривается в разделе психогенных соматических расстройств, характерных для неврозов.  

Г.К. Поппе, Б.Е. Микиртумов, А.М. Баринов занимают промежуточную позицию, рассматривая нервную анорексию как один из вариантов патологического /невротического или патохарактерологического/ развития личности. Где основное значение имеют пролонгированные патогенные психотравмирующие или социальные воздействия, при этом биологические факторы определяют тенденцию к затяжному, хроническому течению болезни. Исаев Д.Н. рассматривает эти нарушения в открытой многофакторной модели психосоматических расстройств, в этиологии которых важную роль играют социально-психологические и эмоционально-личностные факторы. А.Е. Личко относит нервную анорексию к группе эндореактивных подростковых психозов, где основную роль в происхождении играет взаимодействие психогенного и эндогенного факторов. В.И.Крылов рассматривает нервную анорексию и нервную булемию в качестве самостоятельных пограничных психических заболеваний, занимающих промежуточное, переходное положение между преимущественно психогенными и преимущественно эндогенно-конституциональными психическими заболеваниями. [1]

В зарубежной психиатрической литературе существует тенденция отнесения нервной анорексии и нервной булемии к психосоматической патологии (K.D. Brownell, J.P. Foreyt, P.J. Beumont). В частности, M. Bleuler рассматривает нервную анорексию как "психопатическую дисгармонию личности с вторичными невротичесими реакциями", отводя ведущее значение в ее генезе конституционально-биологическим, наследственным факторам.

Изучив разные точки зрения, мы склонны оценивать нарушение пищевого поведения как разновидность девиантного поведения. Такой точки зрения придерживаются Донских Т.А., Короленко Ц.П., Краснопёрова Н.Ю., Краснопёров О.В, Менделевич В.Д. и др.

Девиантное поведение человека можно описать как систему поступков или отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушений процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением. [2].

Учитывая направление исследования, нас интересует аддиктивное поведение (вид девиантного поведения).

Аддиктивное поведение — (с англ. языка – склонность, пагубная привычка) это один из типов девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления человека к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций (Короленко, Донских, 1988). [3]

Зависимые люди полагаются на что-то или кого-то для адаптации или получения удовлетворения).

Объекты зависимости: алкоголь, психоактивные вещества, пища, игры, секс, религия.

Формы зависимости: 1.химическая зависимость, 2.Нарушение пищевого поведения (голодание, переедание), 3.Гэмблинг – зависимость от игр, 4.Сексуальные аддикции – зоофилия, фетишизм, некрофелия, садомазахизм и др.) 5.Деструктивное религиозное поведение. 6.Интернет-зависимость.

Термин «addictus», относится к юридической сфере (Wursmer, 1995). И обозначает «приговаривать свободного человека за долги к рабству», т. е. аддикт (зависимая личность) — это тот, кто связан долгами (Stowasser, 1940). Менделевич метафорически называет зависимым (аддиктивным) поведением глубокую, рабскую зависимость от непреодолимой вынуждающей силы, которая обычно переживается и воспринимается как идущая извне, будь то алкоголь, наркотики, сексуальный партнер, деньги, пища, азартные игры, власть— т. е. любой объект, требующий от человека тотального повиновения и получающий его. Такое поведение со стороны выглядит как добровольное подчинение. [3]

Человеку, склонному к аддиктивным формам поведения не удается найти для себя в реальной жизни какую-либо деятельность, которая сможет привлечь его внимание надолго, заинтересовать, обрадовать или вызвать иную выраженную и существенную эмоциональную реакцию. Жизнь представляется ему неинтересной из-за ее однообразия и обыденности. Его настроение можно охарактеризовать как «скучное», «серое», «апатичное». Своими действиями он старается изменить неудовлетворяющее его психическое состояние. Активность в обыденной жизни, наполненной социальными ожиданиями и требованиями снижена. То, что считается в обществе нормальным, им не принимается: соблюдение каких-либо правил, принятых в обществе и семье, занятия какой-нибудь деятельностью. При этом он может проявлять высокую активность для достижения аддиктивных форм удовольствия, которые временно вырывают его из эмоциональной бесчувственности и приносят удовлетворение. Люди, страдающие избыточным весом, всегда придают большое значение наличию вкусной жирной пищи, уделяют много времени и внимания приготовлению еды, их голова часто занята мыслями о планируемом приеме пищи, не смотря на интересное мероприятие, которым они занимаются в данный момент.

У лиц с аддиктивными формами поведения выделяют следующие психологические особенности (Segal, 1989): 1) сниженная переносимость трудностей повседневной жизни наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций; 2) скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством; 3) внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами; 4) стремление говорить неправду; 5) стремление обвинять других, зная, что они невиновны; 6) стремление уходить от ответственности в принятии решений; 7) стереотипность, повторяемость поведения; 8) зависимость; 9) тревожность.

В соответствии с имеющимися критериями, основной особенностью человека, склонного к аддиктивным формам поведения можно назвать рассогласованность психологической устойчивости в случаях обыденной жизни и кризисов. В норме, обычно, психически здоровые люди, в отличие от лиц с аддикциями, стараются избегать волнующих ситуаций и кризисов, достаточно легко приспосабливаются к требованиям обыденной жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации. Их интересует семья, родственники, работа. Они вырабатывают устои и традиции, которые в последствии становятся общественно поощряемыми нормами. Обычный человек довольствуется мелкими радостями жизни, не хочет что-либо менять, исключает риск до минимума и гордится тем, что ведет правильный образ жизни.

Аддиктивная личность, напротив, не хочет жить традиционной жизнью, в которой есть устои, размеренность и прогнозируемость. Эти качества их начинают раздражать. Уверенность в себе, самоуважение и чувство превосходства над другими возникают у них в кризисных ситуациях. Непредсказуемость и риск являются для них благоприятной почвой. У аддиктивной личности отмечается феномен «жажды острых ощущений» (Петровский, 1992), характеризующийся побуждением к риску, обусловленным опытом преодоления опасности.

Вместе с тем, аддиктивным личностям свойственно страдать от «комплекса неполноценности», так как они испытывают на себе частые упреки в отсутствии жизнелюбия и неприспособленности к жизни. Они внутренне страдают от того, что чувствуют себя не такими как все. При этом у них наблюдается и гиперкомпенсаторная реакция (психологическая защита): заниженная самооценка переходит сразу к завышенной, минуя адекватную. Они сравнивают «серое обывательское болото», в котором находятся все окружающие, и «настоящую, свободную от обязательств жизнь» аддиктивного человека.

Конечно из-за повышенного давления со стороны социума, аддиктивным личностям приходится научится формально исполнять социальные роли, которые навязывает им общество (примерный сын, добропорядочный коллега, муж, жена, мать, друг и т.д.), их общение сопровождается поверхностностью эмоциональных связей и манипулятивным поведением. Они боятся длительных эмоциональных контактов, потому что их опыт говорит о быстрой потере интереса к отношениям с одним и тем же человеком, и они избегают ответственности за семью или какое-либо дело.  Скрывая собственный «комплекс неполноценности», аддиктивные личности обманывают окружающих, обвиняют других в собственных ошибках.

Базисной характеристикой аддиктивной личности является зависимость. Для оценки и отнесения человека к зависимому типу Менделевич описывает несколько признаков, пяти из которых достаточно для диагностики клинической зависимости:

1)      неспособность принимать решения без советов других людей;

2)      готовность позволять другим принимать важные для него решения;

3)      готовность соглашаться с другими из страха быть отвергнутым, даже при осознании, что они не правы;

4)      затруднения начать какое-то дело самостоятельно;

5)      готовность добровольно идти на выполнение унизительных или неприятных работ с целью приобрести поддержку и любовь окружающих;

6)      плохая переносимость одиночества— готовность предпринимать значительные усилия, чтобы его избежать;

7)      ощущение опустошенности или беспомощности, когда обрывается близкая связь;

8)      охваченность страхом быть отвергнутым;

9)      легкая ранимость, податливость малейшей критике или неодобрению со стороны.

Как и зависимость основным в поведение аддиктивной личности является стремление к «бегству от реальности». [3]

В современной практической психологии, психотерапии сложился определенный опыт работы с людьми, имеющими пищевую зависимость. Большинство врачей, психологов, психотерапевтов акцентируют внимание на физическом совершенствовании личности. Иначе говоря, одним из важных способов снижения веса при нарушении пищевого поведения являются физические упражнения (фитнес, бодифлекс, йога, бег, аэробные нагрузки). Чаще всего этот метод рекомендуется в сочетании с другими эффективными методиками. Наибольшей популярностью пользуются:

- физиотерапевтические методы (массаж, баня, одежда для похудения, мезо- и мио терапия, акупунктура);

- лекарственные методы (препараты, снижающие аппетит, ускоряющие обменные процессы, снижающие всасывание жиров и углеводов, слабительные и мочегонные средства, имитаторы насыщения, заменители жира и сахара и пр.);

- диетологические методики (кремлевская диета, вегетарианство, голодание);

- нетрадиционная диетология (гемокод, похудение по группам крови);

- питательные и травяные смеси (низкокалорийные питательные смеси, БАДы);

- хирургические методы (балонирование, бандажирование и шунтирование желудка, липосакция);

- психотерапевтические экспресс методы (кодирование, 25 кадр, краткосрочные групповые сеансы) и пр. [4]

Но здесь следует предостеречь людей с пищевой зависимостью от возможности оказаться в ситуации с псевдопсихологами, псевдоврачами, которые используют псевдонаучные способы коррекции и лечения. Результатом такого влияния может стать не просто отсутствие желаемого результата, но общее ухудшение психического и физического здоровья при больших материальных затратах.

Коррекция пищевой зависимости не должна быть направленна на краткосрочность работы и вследствие этого краткосрочность результата. Наша работа должна быть глубокой, направленной на всесторонний анализ и коррекцию био-психо-социо-духовных составляющих человека. И, исходя из того, что болезнь оказывает патологическое, разрушающее воздействие на все эти четыре структуры, важно актуализировать внутренний потенциал человека. Поэтому в коррекционных программах важно акцентировать внимание на восстановление Я-концепции, повышение самооценки, исправление своих ошибок, построение конструктивных и доверительных отношений с окружающими, укрепление и взращивание духовности. Вся эта работа позволяет человеку по-новому посмотреть на себя, свою жизнь, свою зависимость, научиться здоровому образу жизни, найти новые удовольствия, уважая себя и окружающих людей. Результат такой работы – это получение внешнего и внутреннего эффекта не на 1-3-5 лет, а на всю жизнь.

1. Крылов В.И. Пограничные психические заболевания с нарушениями пищевого поведения. - Спб, 1995. - 95с.

2. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. - М.: "МЕДпресс", 1998. -592 с.

3. Руководство по аддиктологии /Под ред. проф. В.Д. Менделевича. Спб.: Речь 2007.- 768 с.

4. Святенко Л.В. Психологические факторы расстройств адаптации женщин с избыточным весом: автореферат дис. ... кандидата психологических наук: 19.00.04 / Святенко Людмила Владимировна; [Место защиты: Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена].- Санкт-Петербург, 2012.- 26 с.